Регрессивный гипноз. Будущие жизни. Жизнь между жизнями.Reconnective Healing..
Меню сайта
Категории раздела
Новое
Видео
Регресс-что это?
ЖМЖ - что это?
Прогресс -что это?
Тесты-онлайн
Энергетика
Улыбнитесь!
Поиск
Прошлые жизни
Облако тегов
‎п (9)
Ошо (3)
Видео сайта
Альтернативная история [13]
видео
Аффирмации. [7]
аффирмации
Брайан Уайсс [6]
Вы это можете [45]
ролики
Гипноз онлайн [9]
Сеансы
Долорес Кэннон [9]
видео
Духовность [15]
видео
Душа. Карма. Реинкарнация. [18]
Систематизированная подборка ответов, данных духами высокого ранга на заданные им вопросы. Это происходило в ходе спиритических сеансов так называемого «автоматического письма», или «психографии», в «Парижском Обществе спиритических исследований», ос
Жизнь после жизни [36]
видео
Каббала обо всем [10]
видео
Классики о любви... [16]
Кроличья нора с Морганом Фрименом [5]
видео
Медитации [18]
медитации
Мотиваторы [3]
Необъяснимое... [19]
Притчи [177]
Психология успеха [7]
видео
Путь к себе [30]
ролики
Регрессивный гипноз [17]
сессии
Сила мысли [17]
видео
Тренинги [5]
Успешные люди [31]
Энергетика [7]
Энергетические практики [10]
Юмор [15]
ролики
Тесты в картинках
Главная » 2019 » Февраль » 26 » Выбор жизненного сценария. Часть 2.
11:50
Выбор жизненного сценария. Часть 2.
 

Габриель: Не беспокойтесь, мы вместе выберем для вас идеальный сценарий будущей жизни.

Анатоль: Я хочу остаться здесь.

Габриель: Перестаньте капризничать. Послушайте, шанс остаться здесь выпадает далеко не каждому. Его еще нужно заслужить! Меня вот сожрали львы.

Анатоль: А меня… рак. Вы что думаете, онкология – это шуточки? Это гораздо более коварный враг. Он прячется у вас внутри. И это продолжается годами! Что по сравнению с этим какие-то десять минут в пасти хищника!

Габриель: Нельзя же сравнивать! Рак – это долгое наказание, которое выпадает заядлому курильщику, каким вы и были.

Анатоль: В Древнем Риме не курить было просто! Там не было сигарет! А в мое время… на каждом углу вас подкарауливает реклама. И я уж не говорю о надписях «Курение убивает»: вы курите наперекор им и чувствуете себя героем.

Габриель: Просто неслыханно!

Анатоль: Я хочу остаться. Вы все тут такие приятные люди. Все кажется таким простым. Я вам не помешаю. Буду просто тихо сидеть в уголке.

Габриель: Господин Пишон, будьте же благоразумны. Вы так нервничаете, что при рождении могут возникнуть проблемы. Возможно обвитие пуповины! Вы рискуете задохнуться.

Анатоль: И очень хорошо. Тем быстрее я сюда вернусь.

Габриель: Даже не рассчитывайте на это. Ваша душа тут же отправится к новому новорожденному.

Анатоль: Я хочу остаться здесь!

Габриель: Вы просто невыносимы. Наверное, ваша жена была очень терпеливой.

Пауза. Анатоль смотрит на нее и улыбается.

Анатоль: Ну что ж… Придется сказать правду… Чем дольше я смотрю на вас, тем привлекательнее вы мне кажетесь.

Габриель: Что вы сказали?

Анатоль: Вы такая…

Габриель: Господин Пишон!

Анатоль: Вы…

Габриель: Прекратите! Это неприлично!

Анатоль приближается к ней, она отступает.

Габриель: Я вам запрещаю…

Анатоль: В гневе вы еще прекрасней.

Габриель: Вы с ума сошли.

Анатоль: Да. Вы свели меня с ума.

Опять приближается к ней. Она опять отступает. За спиной у нее письменный стол, отступать больше некуда. Анатоль берет ее за руку и начинает целовать – поднимаясь от кончиков пальцев к плечу.

Габриель (взволнованно): Вы не имеете права!..

Анатоль: Любовь – единственный закон. Она превыше любого закона.

Обнимает ее.

Габриель: Я вам запрещаю!..

Он прижимает палец к ее губам.

Анатоль: Тс-с!

Увлекает ее к кровати под балдахином.

Габриель: Мы в Раю! Здесь нельзя!.. Мы в Раю! Здесь нельзя!..

Анатоль: Если мы в Раю, значит, можно!

Габриель слабо сопротивляется, потом позволяет Анатолю себя увлечь. Анатоль задергивает полог; за ним начинается возня.

Каролина и Бертран возвращаются. Бертран пытается обнять Каролину.

Каролина: Не трогай меня!

Бертран: Почему бы нам не начать все сначала?

Каролина (прищурившись): Хочешь, чтобы я тебя простила?

Бертран: Чего ждать от других, если мы сами не умеем прощать ближних?..

Приближается к Каролине. Она его отталкивает.

Каролина: Это было бы слишком легко.

Бертран: Если ты не простишь меня, кто тогда простит?..

Бертран подходит еще ближе, Каролина позволяет обнять себя, но тут справа, где стоит кровать, раздаются крики.

Габриель: Нет!

Появляется растрепанная Габриель.

Анатоль: Почему нет?

Габриель: Извините, не знаю, что на меня нашло. Минутная слабость.

Анатоль: Я хочу остаться здесь, с вами. Здесь не хватает судей? Я тоже буду работать.

Габриель: Вам вынесли приговор. Чтобы остаться здесь со мной, нужно было прожить образцовую жизнь. Хотя бы одну. Станьте героем своей будущей жизни и все станет возможно.

Он смотрит на нее влюбленными глазами. Она пристально смотрит на него в ответ.

Анатоль: Земля для меня – все равно что тюрьма. Там будет комната для свиданий, где мы сможем иногда видеться?

Габриель качает головой. Каролина и Бертран подходят к ним.

Габриель: Попробуйте обратиться к гадалкам…

Каролина: Только выбирайте как следует! Так много шарлатанов развелось.

Бертран (насмешливо): …и глухих, которые ничего не могут разобрать.

Габриель (поправляя тогу): Мы теряем время. Пора покончить с формальностями.

Габриель достает папку.

Габриель: Начнем с самого начала. Вы хотите быть мужчиной или женщиной?

Анатоль: О! а что, можно выбирать?

Бертран: Если вы станете женщиной, то по завершении периода наибольшей привлекательности (примерно в двадцать пять лет), вы начнете постепенно увядать.

Каролина: Какой грубиян! Зато женщины живут дольше.

Бертран: Если вы будете мужчиной, вам будет на это наплевать. А еще вы сможете спать со многими женщинами.

Каролина: Если вы будете женщиной, вам на это будет наплевать. Зато вы сможете испытать чувство, не доступное ни одному мужчине. (Сурово смотрит на Бертрана.) Любовь. И я имею в виду не количество, а качество!

Бертран (пожимая плечами): Если вы будете мужчиной, то сможете испытывать оргазм, даже когда станете стариком, до последнего вздоха.

Каролина: Зато женщинам доступен множественный оргазм. В десять раз более мощный, чем у мужчин.

Бертран: Ну, все зависит от конкретного человека.

Каролина: Это обычная физиология. У женщины в десять раз больше чувствительных зон, расположенных по всему телу. А у мужчин все сконцентрировано… в одном месте.

Бертран: И что это меняет? В любом случае, вся власть принадлежит мужчинам.

Каролина: Это ты так думаешь, бедняжка.

Бертран: Так и есть. Мужчине легче получить работу.

Каролина: Женщинам полагается декретный отпуск.

Бертран: И какое это имеет отношение к работе? Вот она, женская логика!

Каролина: Мужчине придется воевать! Рисковать жизнью, подвергнуться пыткам, стать инвалидом.

Бертран: Да, поговорим о пытках. Женщина в мучениях рожает детей. Представьте, как раздвигаются кости таза! Вам будет казаться, что вас заживо потрошат.

Каролина: Вы сможете кормить грудью. Непередаваемое ощущение.

Бертран: Вам придется сидеть дома с детьми.

Каролина: Вы будете прекрасны. Женщина нежна, красива, у нее гладкая кожа, она прекрасно пахнет.

Бертран: Мужчина сильный. Это удобно, когда нужно переезжать. А еще мужчина много чего может сделать своими руками.

Каролина: Женщина умеет готовить.

Бертран: Мужчина умеет драться.

Каролина: Мужчины грубы. Грязны. Они воняют. У них повсюду растут волосы. Они повсюду разбрасывают носки, забывают мыться, у них дурно пахнет изо рта.

Бертран: Это и есть мужественность! Женщины все время хнычут, впадают в депрессию и капризничают. Среди них полно анорексичек и самоубийц.

Каролина: Это потому что мы очень чувствительны!

Бертран: Чувствительны! О, да… (Ехидно.) Вы впадаете в экстаз, глядя на стиральную машину. Вы часами меряете туфли. Вы прыгаете от восторга, если вам удалось записаться к любимому парикмахеру!

Каролина: Вы млеете при виде машины. Часами торчите перед телевизором, глядя футбол. Вы прыгаете от восторга, если у вас намечается покерная вечеринка! (Ищет новый аргумент.) И вообще, женщина – это будущее человечества!..

Анатоль колеблется.

Анатоль: Думаю, что я все-таки останусь мужчиной.

Бертран: Разумное решение.

Габриель: Ну, прекрасно. С первым пунктом разобрались. Итак, «Мужчина». Теперь нужно выбрать национальность. Вы уже две жизни прожили во Франции..

Анатоль: О, стало быть, я могу родиться где угодно?

Габриель: Это зависит от наличия «свободных родителей». Я должна посоветоваться с коллегой…

Габриель звонит по телефону и, прижимая трубку к уху, делает пометки на листе бумаги.

Габриель: Алло, Жужу? Да, мы все еще возимся с Пишоном… Да… Да… Кто там у нас сейчас свободен? М-м-м… Угу. Турция? Ага… Ага… (Она записывает.) Буркина-Фасо. Ага. Да… Колумбия. Хм. Перу. Ага… Ага… Да-да, Китай, конечно. Ну, это всегда. Ага… Ага… А, еще Лас-Вегас? Прекрасно. Спасибо! Я перезвоню.

Габриель обращается к Анатолю.

Габриель: Ну, вот. Итак, душа реинкарнируется в зародыш за несколько секунд до рождения. Поэтому мы выбираем родителей, у которых вот-вот родится ребенок, мальчик. Вам повезло, сегодня места есть почти на всех континентах. Так… Есть даже редкие предложения: сын индийского махараджи должен родиться в Женеве, сын диктатора Демократической Республики Конго, и еще одно предложение, хотя оно, может быть, уже не актуально: сын высокопоставленного кубинского чиновника вот-вот родится в Майами.

Анатоль: А во Франции?

Габриель (сверяется со своими записями): Во Франции… подождите-ка… Сейчас-сейчас. Один, два, три… шесть!

Анатоль: Я не смогу жить без хорошего сыра. Хочу снова родиться во Франции.

Бертран: Вы что, совсем не любопытны?

Габриель (записывает): Так, а теперь следующий вопрос. Каких родителей вы хотите?

Каролина: Конечно! Мы все выбирали своих родителей прежде, чем родиться. Поэтому мы на них никогда не можем как следует рассердиться.

Габриель (надевает очки, сверяется с записями): Что касается родителей, я могу предложить…

Габриель берет пульт. На экране появляется хорошо одетая пара. Они держатся за руки с гордым, надменным видом.

Габриель: Турвили. Семья из Нейи. Мать – домохозяйка, уже сделала четыре подтяжки. Отец – врач-проктолог. Политические убеждения – склоняется к левым. Очень ждут ребенка.

Анатоль: По-моему, неплохо.

Бертран: Осторожно! Богатые бездельники – опасная среда, слишком комфортно. Это как с матрасом – для позвоночника лучше, чтобы он был более жестким.

Каролина: Он прав.

Анатоль кивает; он согласен выбрать более суровые условия.

Габриель: Ну, если хотите, чтобы вас держали в ежовых рукавицах, то у меня есть Пиларски. Отец – безработный поляк, раньше работал на текстильном производстве. Мать – официантка. Четыре брата, две сестры. Отец пьет и бьет детей.

На экране некрасивые люди: суровый отец и мать с сигаретой, в окружении оравы грязных и буйных детей.

Анатоль: У меня как-то не возникает желания иметь с ними дело.

Бертран: С такими родителями шансы стать святым резко увеличиваются. Как сказал Лао-Цзы, «чем больше пота пролил, тем больше заслуга».

Габриель: Он прав.

Каролина: Чертовски прав.

Анатоль (морщится, он еще не готов): Отец алкоголик? Бьет детей?..

Габриель (читает записи): Да, лупит ремнем. Запирает в шкафу. Такой у него стиль воспитания.

Бертран: Большинство актеров выбирало себе именно такие семьи. У Чарли Чаплина, например, мать была сумасшедшей алкоголичкой и била его. (Анатоль слушает его с интересом.) Бурвиля отец то и дело таскал за волосы, Лару Фабиан связывали…

  • Истории из практики регрессолога
    Истории из практики регрессолога
  • Истории из практики регрессолога
    Истории из практики регрессолога
  • Истории из практики регрессолога
    Истории из практики регрессолога
  • Истории из практики регрессолога
    Истории из практики регрессолога
  • Истории из практики регрессолога
    Истории из практики регрессолога

Анатоль: А нет ли чего-нибудь полегче?

Габриель: Полегче? Есть Флиппини, семья коммерсантов. Отец – большой весельчак. У него всегда под рукой подушка-пердушка, брызгалка с ледяной водой, отрубленный палец… Мать от него не отстает. Хохочет она громко и заразительно. Честно говоря, она хохочет все время без остановки.

На экране появляются мужчина и женщина. Похоже, они в отпуске, отдыхают. Он – в дурацкой шляпе и гавайской рубашке в цветочек. Она – в бигуди.

Каролина: Этих я вам не советую.

Анатоль колеблется.

Анатоль: А вроде ничего…

Габриель: У нас есть еще одно предложение. Мать-одиночка… Сабина Кросс, топ-модель, актриса, 90-60-90. Ноги застрахованы у Ллойда, силиконовые губы, пластика лица, новая грудь.

На экране – девушка в бикини с обложки журнала «Плейбой».

Анатоль: Вау!

Габриель: Немногие женщины так красивы. Вам многие будут завидовать…

Анатоль: Неплохо…

Габриель: Проблема в том, что в этой семье нет отца. Ребенок зачат в результате встречи со случайным любовником, в клубе свингеров.

Анатоль: Что?!

Габриель (заглядывая в карточку): М-м… увлечена сексом. Разными видами секса…

Бертран усмехается.

Габриель: Она впала в депрессию, но подруга поддержала ее, и в конец концов она решила оставить ребенка…

Анатоль (обеспокоенно): То есть у меня будет только мать?

Габриель: Две матери. Да, это новая тенденция, но ничего не попишешь. Сейчас у нее чудесный роман с некой Синтией фон Кузо.

Анатоль: Вы что, предлагаете мне семью лесбиянок?

Каролина: Да, но они любят друг друга. А в наше время это большая редкость.

Анатоль: Но это не может считаться равноценной заменой отцу!

Каролина: Не может. Зато способствует развитию восприимчивости. Кроме того, две крутые мамочки! У вас будет куча друзей.

Анатоль: А я не стану в результате слишком женственным?

Каролина: А даже если и так, ну и что? Это только поможет вам в мире искусства. Леонардо да Винчи, Микеланджело и даже Александр Великий были…

Анатоль (все еще сомневаясь): А что еще есть?

Габриель (читает): Малансоны. Очаровательная пара, живут в Воклюзе. Для них это последний шанс завести ребенка. Отец – летчик гражданской авиации на пенсии, мать – бывшая стюардесса. Оба страстно увлечены садоводством. Ребенка будут обожать!

Анатоль: Неплохо.

На экране появляется пара старичков, которые возятся на огороде.

Анатоль: Но… они очень старые!

Бертран: Очень.

Анатоль: У меня не будет друзей. В школе надо мной будут смеяться.

Габриель: Еще есть Гонзалесы. Оба чиновники. У вас будет восемь старших сестер. Три собаки, две кошки, попугай, красные рыбки, много цветов.

Бертран: Добро пожаловать в зоопарк.

Габриель: Они смотрят телевизор не меньше четырех часов в день. Никогда не ссорятся. И хотят только мальчика!

Габриель берет пульт. На экране появляется фотография: симпатичная пара, окруженная дочерями и домашними животными. Они сидят перед телевизором, который находится в центре снимка.

Анатоль: Неплохо.

Бертран: Угу…

Каролина: Я бы вам не советовала.

Анатоль: Да-да, я понял, я согласен на польских алкоголиков. Пусть будут Пиларски.

Габриель: Отличный выбор.

Каролина: Очень смелый.

Габриель снимает телефонную трубку.

Габриель: Алло, Жужу. Да. (Прикрывает рот рукой и очень громко шепчет.) Ты не поверишь! Я пристроила Пиларски! Да, я сказала, что они алкоголики и будут его бить… Да, это он тоже знает… да… (Смотрит на Анатоля, фыркает, сдерживается, потом шепчет, повернувшись к Анатолю спиной.) Более того, он доволен! Ну, вот видишь! Я же тебе говорила, что пристрою их!

Анатоль выглядит обеспокоенным. Он пытается привлечь к себе внимание.

Габриель (спохватывается, меняет тон): Ну все, Жужу, до свидания. (Вешает трубку и поворачивается к Анатолю.) Извините. Продолжим. Теперь поговорим о вашей будущей профессии.

Анатоль: Я могу ее выбрать?

Габриель: Ну конечно. Адвокат, врач, преподаватель, повар, полицейский, автослесарь, танцовщик, премьер-министр… Все что угодно!

Анатоль: Не знаю что выбрать…

Габриель: А какие у вас варианты?

Анатоль: Футболист и священник.

Габриель: Ну, это довольно разные вещи…

Бертран (саркастически): Хотя, и у того и у другого есть болельщики.

Каролина: Я считаю, что вам следует развивать ваши сильные стороны, а не исследовать неизведанные территории.

Анатоль: Ладно. Буду… судьей.

Габриель: Кроме того, как и в прошлой вашей жизни, многое будет зависеть от вашего свободного выбора. Вы всегда сможете что-нибудь изменить.

Анатоль: Если я правильно понял, меня осудили за то, что я должен был стать актером, а стал судьей. Тогда теперь я хочу быть судьей. Это все уравновесит.

Каролина: Железная логика.

Анатоль: Родившись в такой бедной семье, я увижу много человеческих трагедий. Это будет полезно для того, чтобы у меня развилось чувство справедливости.

Габриель: Прекрасно. А теперь, господин Пишон, пора выбирать ваши сильные стороны и недостатки.

Анатоль: ???

Габриель: Играть на музыкальных инструментах, быть спортивным, обладать харизмой, быть мастеровитым, уметь жонглировать…

Бертран: …шевелить ушами, готовить отличный майонез, иметь талант садовода.

Анатоль: Я всегда мечтал о том, чтобы… запоминать анекдоты. Ведь анекдоты – это великая сила. Вам ничего не стоит рассмешить девушку, вас приглашают на все вечеринки, и в конце обеда вы – душа компании.

Габриель (сначала удивляется, но быстро соглашается): Как скажете. (Записывает.) Но это небольшое преимущество, можете выбрать еще одно.

Анатоль (долго думает, потом восклицает): Подарки! Я хочу уметь делать подарки. В прошлой жизни я всегда с ними промахивался.

Габриель: Это полезно, но это опять преимущество второй категории. Может быть, вы хотите стать богатым, знаменитым, красивым?

Анатоль: Это тоже можно выбрать?

Габриель: Да, но что-то одно. Но знаете, это мало на что влияет. С кармической точки зрения это вообще не имеет никакого значения. Просто немного удобств…

Бертран: Если позволите, я дам вам совет: за деньги вы сможете купить все остальное.

Каролина: Как ты, однако, любишь деньги, мой бедный Бертран.

Бертран: Ну и что? Что в этом такого?

Бертран жестом намекает Анатолю, чтобы тот выбирал деньги. Анатоль колеблется.

Анатоль (немного смущенно): Ладно. Богатым!

Габриель (записывает и перечитывает, чтобы убедиться что ничего не забыла): Теперь перейдем к недостаткам.

Анатоль: Хочу быть левшой.

Габриель: Нет. Нужно выбрать настоящий дефект.

Анатоль: Лунатизм? Дислексия?

Габриель: Депрессивный характер, потеря одного глаза, бессонница, ожирение.

Анатоль: Ну, это уж слишком!

Каролина: Это нормально. Император Октавиан заикался, Юлий Цезарь был эпилептиком.

Анатоль:Эпилепсия – это страшно. Я как-то видел одного человека, у которого был приступ.

Габриель: Приступы гнева? Как у Бетховена.

Анатоль: А можно быть развратником, как Моцарт?

Габриель: Не забывайте, что вы должны прожить вашу жизнь так, чтобы вернуться сюда и остаться. А Моцарт вернулся обратно на Землю.

Анатоль: Да вы что? И продолжает заниматься музыкой?

Габриель (роется в бумагах, с удивлением говорит): Да. Он играет в парижском метро. Выбрал более подходящую для этого карму.

Анатоль: А где и на чем он играет?

Габриель: На аккордеоне, на станции «Шатле»…

Анатоль: Только не говорите, что это тот невысокий бородач с первой линии, у него еще есть битбокс! И маленькая обезьянка!

Бертран: Честно говоря, эта его инкарнация мне нравится меньше…

Габриель: Послушайте! Мы тут не за тем собрались, чтобы обсуждать других людей! Итак, какой недостаток вы выбрали?

Анатоль: М-м-м…. Левша-эпилептик… астматик и… (Вопросительно смотрит, пытаясь понять, нужно ли выбирать еще.) лунатик? Это может пригодиться.

Габриель (записывает): Прекрасно. Теперь что касается Большой Любви. Какой вы видите вашу первую встречу?

Анатоль: А что вы мне посоветуете?

Габриель: «Пожестче» или «помягче»?

Бертран: Выберите себе дрянь, которая заставит вас страдать. Это плюс очень много очков.

Каролина: Он заслужил нежную подругу, которая действительно будет его любить. (Поворачивается к Габриель.) А что, та малышка Сюзанна все еще свободна? Помните, мы о ней вчера говорили.

Габриель (роется в бумагах, поглядывает на часы): Ему вот-вот будет пора появиться на свет.

Каролина: Надеюсь, что Сюзанна ему подойдет.

Бертран: Я нашел Сабрину, которая, на мой взгляд, очень забавна и должна ему понравиться.

Каролина: Душа Сабрины захотела стать девушкой по вызову!

Бертран: А душа Сюзанны захотела остаться девственницей…

Каролина: Это прекрасно.

Бертран: Это отстой.

Каролина: А как же любовь?

Бертран: Любовь начинается с секса. Если ему будет скучно с Сюзанной, он в нее не влюбится.

Каролина: Ну что ты за человек!

Анатоль: Я выбираю Сюзанну. У меня серьезная работа, и мне предстоит немало сделать в будущей жизни.

Каролина: Отлично!

Габриель: Итак, Сюзанна. И последнее. Ваша будущая… смерть.

Анатоль: Мы и это должны обсудить заранее?

Каролина: Конечно. Мы же пишем нечто вроде сценария.

Анатоль: Значит, этот рак легких…

Каролина: Вы выбрали его сами.

Анатоль: Если можно, я хотел бы умереть не от болезней.

Габриель (заглядывая в какие-то таблицы): Да, это можно.

Анатоль: Быстро и безболезненно. Лучше всего в своей постели, во сне, например. Я бы хотел даже не заметить, как это произойдет.

Габриель: Должна напомнить, что такая смерть не принесет вам ни одного очка.

Каролина: Если хотите наверняка вырваться из цикла перерождений, лучше всего умереть как герой. Не хотите задохнуться в горящем доме, спасая ребенка? Это принесет вам кучу баллов…

Анатоль: Задохнуться? Но это ужасно! Это, наверное, очень больно.

Каролина: Четверть часа позадыхаетесь, зато потом… Да и учитывая ваш рак легких и три года связанных с ним мучений – что такое по сравнению с этим какие-то пятнадцать минут?

Анатоль морщится.

Бертран: Вы можете умереть и более быстрой смертью – от пули на войне. Но это, конечно, дает меньше, чем продолжительное удушье при спасении ребенка. Это я вам гарантирую.

Анатоль: Ладно, пусть будет полчаса на пожаре. Но только никаких ожогов! Только дым!..

Каролина (записывает): Готово. Кстати, вы хотите умереть молодым или старым?

Анатоль: Лучше старым.

Каролина: Но чтобы войти в горящий дом и вынести ребенка, нужно иметь хоть какие-то силы.

Анатоль: Лет восемьдесят, подойдет?

Габриель: Лучше пятьдесят. Вы успеете добиться всего, что запланировали и будете относительно молоды.

Анатоль (с сожалением): Семьдесят?

Габриель: Вы это несерьезно. В семьдесят лет никто не лезет в горящий дом.

Анатоль: Хм-м… Шестьдесят?

Габриель: Ну же, осталось совсем чуть-чуть…

Анатоль: Ладно, пусть будет пятьдесят! Но буду ли я готов к такой смерти?

Габриель: Напоминаю: независимо от того, что мы с вами сейчас выбрали, у вас все равно остается 25% кармы. То есть наиболее вероятный путь развития событий, если вы будете слушать свой голос. Ловить знаки, которые будут вам постоянно напоминать о намеченном пути.

Анатоль: Знаки?

Каролина: Ну да. Сны, предчувствия, необъяснимые желания, интуиция…

Габриель: Никто вас ни к чему не принуждает. Оказавшись на Земле, вы останетесь один на один с возможностью выбирать. Вы можете пройти мимо Сюзанны, даже не посмотрев на нее.

Бертран (посмеиваясь): Забавно будет, если на этот раз вы решите стать актером, а не судьей!

Раздается телефонный звонок.

Габриель: Алло… Да, Жужу… Что?.. Да… Хорошо, я ему скажу.

Анатоль (с беспокойством): Что такое?

Габриель: Нужно торопиться. Мадам Пиларски родит через несколько минут. Уже начались схватки.

Габриель встает, берет Анатоля за руку и подводит к трамплину. Включает экран, на котором появляется нечто вроде красного пульсирующего туннеля. Бертран пододвигает трамплин.

Габриель: Ступайте,

Войтек Пиларски. Вам пора родиться заново!

Отрывок из книги Вербера Бернара "Добро пожаловать в Рай".

Часть 1

Новости сайта.

Реинкарнация, интуиция, подсознание, карма….

Интересные факты психологии.

Энергетические практики в повседневной жизни

Медитации онлайн

Энергетические практики онлайн

Достоверные истории из практики регрессолога

 

 

ЗАПИСЬ НА СЕАНС

Отзывы

 

Вернуться на главную страницу

 

 

Категория: Новое | Просмотров: 37 | Добавил: ольгасон | Рейтинг: 0.0/0
Форма входа
Логин:
Пароль:
О себе
Гипноз
Гипнотерапия
Запись на сеанс
Целительство
Истории . Практика
Аффирмации
Лиз Бурбо
Видео. Непознанное
Благодарю за отзыв
Youtube
Новости сайта
Медитации онлайн
Посетители сайта
Copyright MyCorp © 2019Сделать бесплатный сайт с uCoz